Вербер Танатонавты «Танатонавты» - страница 38

^ 119 — ПОЛИЦЕЙСКОЕ ДОСЬЕ

Фамилия: Чичелли

Имя: Стефания

Цвет волос: брюнетка

Рост: 1 метр 63 см

Особые приметы: нет

Примечание: первая женщина танатонавт

Слабое место: ожирение

^ 120 — ЯПОНСКАЯ ФИЛОСОФИЯ


Наосигэ поучал:

"Жизнь самурая — это влечение к смерти.

Если человек привык к такому влечению, через него не пройдет и десяток врагов.

Для свершения деяний надо обладать фанатизмом и влечением к смерти. Если позволить овладеть собой сомнениям, будет поздно применять свою силу. Как гласит путь самурая, верность и сыновнее почтение излишни, достаточно только влечения к смерти. Тогда и верность и почтение к родителям сами войдут в привычку".

Отрывок из работы Френсиса Разорбака, «Эта неизвестная смерть»

^ 121 — СТЕФАНИЯ И ЕЕ ИСТОРИЯ

Стефания обожала хвастаться. Совершенно добровольно она поведала нам историю своей жизни. Маленькой она была еще более тучной, чем сейчас. Ее родители держали ресторан и насчет питания не скупились. По вечерам требовалось избавиться от всех остатков, которые нельзя было сохранить до завтра. Это просто вопрос экономии. Как бы то ни было, Стефания, седьмой ребенок из четырнадцати, была самой полной среди своих братьев и сестер и самым привлекательным объектом для насмешек.

Ее прозвали «глазурованной грушей». Мать не делала ничего, чтобы избавить дочь от комплекса неполноценности. Она заранее покупала ей одежду на несколько размеров больше. «На вырост», — говорила она обречено.

В этих столь свободных и объемистых одеяниях Стефания недолго чувствовала себя потерянной. Ее тело быстро завоевывало отведенный ему простор.

В школе все дразнили ее «глазурованной грушей», и чем больше над ней смеялись, тем больше она становилась голодной. Все же она считала, что питается нормально, довольствуясь только паштетом с хлебом. Допускалось, впрочем, намазывать хлеб маслом, ну и для верности макать его в болонский соус. Но когда горькая перспектива навечно остаться толстой и уродливой встала перед ней в полный рост, ей даже перестало хватать терпения разогреть блюда. Она поглощала холодные макароны, срывала крышки с банок квашенной капусты и тушенки с овощами, которые тут же опустошались.

Она думала о своем теле, как о гигантском мусорном ящике, который ей никогда не удавалось набить до краев. В период самого сильного расстройства ее вес превысил триста килограммов.

Конечно же, она по меньшей мере раз сто пыталась сесть на диету, но желание поесть брало верх над удовольствием ходить стройной.

За этапом поглощения холодных закусок последовали проблемы с пищеварением. Она ела, ела, ела, а потом вызывала рвоту, чтобы освободить место. Одновременно с этим она принимала массу слабительного. Понимая, что здоровье дочери поставлено под угрозу, отец с матерью пытались ее урезонить. Но если ее ненормальный вес вызывал у родителей страх и озабоченность, то живость ее ума приводила их в восхищение. Потому что Стефания уже с детского садика проявила себя настоящим вундеркиндом. В школе она перепрыгивала через два класса на третий, получая самые лучшие отметки по всем предметам, от математики до философии, не говоря уже про географию или историю.

Семейство Чичелли решило не вмешиваться в жизнь Стефании, которая по всем статьям была умнее них. «Если она так себя ведет, то, должно быть, на это есть причины, нам их не понять», — как то вздохнул отец, наткнувшись на бадейку с остатками манной кашей под гранатовым сиропом.

Совершенно очевидно, что тучность Стефании мешала ей свободно перемещаться в пространстве, но с наступлением половой зрелости пришло и желание соблазнить противоположный пол, несмотря на избыточный вес. Она решила выработать чувственную походку. До сих пор Стефания, стремясь прочно устоять на земле и не дать всем этим излишним килограммам себя опрокинуть, передвигалась утиным шагом, широко расставляя ноги. Теперь же, став носить бальные туфли на высоком каблуке, она была вынуждена держать икры параллельно, чтобы не потерять равновесия и не вывихнуть лодыжку. Вот так у нее появилась впечатляющая походка.

Мужчины начинали алчно взирать на нее. Все было брошено на искусство телодвижений. Освоив походку, она стала учиться, как грациозно садиться, как деликатно, в полкорпуса, устроиться на диванчике, как держать шею прямой, а не сутулиться. Ни одно движение не осталось без внимания.

Чтобы лучше овладеть жестами, Стефания завела котенка, с которого имитировала всю манеру вести себя. Она знала, что правильная техника позволит ей лучше справиться со своим недостатком.

Кошки не только восхитительно хорошо знают как двигаться, но и способны совершенно естественно принимать во время отдыха позы, исполненные великой элегантности.

Затем Стефания посвятила себя йоге и видам спорта, придающим особую важность физической силе, например, альпинизм. Конечно, ее кости, все время поддерживающие сотни килограммов жира, сами при этом покрывались могучими мышцами, а скелет приобретал значительную гибкость.

Компенсировать. Это ее задача: компенсировать.

Ей больше не хватало йоги. На счастье, она познакомилась с тибетским буддистом и подружилась с ним. Это было не сложно. Человек любит тучность. В ряде стран третьего мира толстым завидуют за их богатство, позволяющее обильно питаться. Иногда их даже считают полубогами. Но так как буддист к тому же высоко ценил ум Стефании и хорошо видел, что ее формы делают ее несчастной, он научил свою новую знакомую, что тело вовсе не является наглухо запертой тюрьмой и что из нее можно легко убежать. Путем медитации человек по своему желанию способен покидать и возвращаться в эту бренную «оболочку».

Он научил девушку нескольким техническим приемам декорпорации, которые она с легкостью освоила, так как уже привыкла к строгой дисциплине физических упражнений.

Наконец то Стефания высвободилась из под гнета жировых наслоений! По сути, медитация, научившая Стефанию выходить из собственного тела, спасла ее.

Чтобы избежать любых проявлений скептицизма с нашей стороны, она объявила, что ей совершенно наплевать, верим мы ей или нет. Мы немедленно принялись ее убеждать, что нам — честное слово! — очень интересно узнать, как она это делает.

Громко рассмеявшись, Стефания снизошла до того, чтобы нас просветить.

В час, когда большинство обитателей итальянского полуострова отдаются сиесте, она садилась в позу лотоса и сосредотачивалась на своем полете. По комнате проносился вихрь и, захватив ее эктоплазму, уносил ее на тот свет. Обычно она вылетала через окно, намного реже через крышу и никогда через дверь.

— Двери предназначены для входа и выхода физических оболочек, — объясняла нам она. — Незачем сваливать все в одну кучу.

Поначалу она испытывала некоторый страх. Вскоре после выхода из окна Стефания вступала в контакт со всевозможными духами, летавшими, как и она. Одни из них добрые, другие злые. Их важно различать.

— Обычно злые духи барражируют прямо над землей, и если не поддерживать достаточную высоту над крышами, они могут стать для вас угрозой и начать атаковать. Если потеряешь высоту, то надо как можно быстрее вернуться в свое тело, чтобы от них убежать.

Так кто же такие эти злые духи? Стефания заявила, что не может дать им точного определения. Придется верить ей на слово. Как бы то ни было, она убедилась, что благодаря медитации может летать в любую точку планеты с поразительной скоростью.

Итак, ее дух стал невесомым, но тело оставалось тяжелым, как чугунная чушка. Она попыталась убежать от этой проблемы, а не бороться с ней. Но один ужасный февральский день научил ее думать по другому. В ту пору она жила в общежитии лицея и однажды получилось так, что она застряла в ванной: жировые складки вытеснили воду и ее намертво присосало к стенкам. Она принялась беспомощно колотить руками воздух, словно перевернутая на спину черепаха.

Поощряемые насмешками преподавательницы физкультуры, товарки Стефании по общежитию воспользовались такой ее беспомощностью и принялись заваливать ее объедками, грязными тряпками и прочим мусором.

Когда они закончили и ушли, оставив ее так лежать в уже ставшей ледяной воде, выяснилось, что ее прогресс в медитации здесь ни на йоту не поможет. Она продолжала барахтаться, тело по прежнему оставалось запертым в этой эмалированной тюрьме, а перепуганная душа не могла уже летать.

Многими часами позже ее высвободила уборщица. Она принесла швабру и, орудуя ею как рычагом, с помощью многочисленных коллег извлекла Стефанию из ванной.

Это унижение стало вехой в ее жизни. Стефания решила отомстить и секретным оружием возмездия будет что? Правильно: ее эктоплазма!

Раз она может проходить сквозь стены, то вполне способна проникать и сквозь плоть! Каждый вечер она выходила на охоту, нанося удары по всем, кто ее унизил. Воспользовавшись их сном, она овладевала жертвами, входя в них через пальцы ног и добираясь до головы. Те просыпались с немыслимой мигренью, пережив перед этим отвратительные кошмары.

Самое лучшее она приберегла напоследок. Финальный акт комедии она оставила для своей преподавательницы физкультуры, единственного взрослого человека, присутствовавшего при злодеянии и примкнувшего к ее палачам вместо того, чтобы их разогнать. Стефания как можно глубже проникла в ее сердце и там спровоцировала аритмию. Сердечная мышца то сокращалась в бешеном ритме, то почти замирала.

Женщина очнулась вся в поту. Она тщетно пыталась делать упражнения, которые, как ей было известно, способны утихомирить учащенное сердцебиение. Поняв, что с ней творится что то странное, она бросилась на колени и принялась истово молится, чтобы ее покинул вселившийся бес.

Дело не кончилось сердечным приступом, до которого довела ее Стефания. Ученица продолжала ее регулярно навещать.

Стефанию опьяняла та власть, которая позволяла ей контролировать свою эктоплазму. Ей она пользовалась в целях возмездия и, тем самым, ради совершения зла. В многих верованиях это называется черной магией.

Стефания похвасталась перед своим тибетским другом, который стал ее упрашивать прекратить такие поступки. «Черная магия, — говорил он, — доведет тебя до срыва, когда она сама возьмет над тобой власть, с которой ты не сможешь совладать».

Нужно было, чтобы Стефания решительно отказалась от мести. От мести своим врагам. И от мести своему собственному телу.

Она упорствовала. Все одноклассницы непрерывно глотали аспирин. У физкультурницы случился выкидыш. Взгляды, которые украдкой бросали на Стефанию, становились все более и более мрачными. Уже никто не осмеливался глядеть ей в лицо! Непонятно как, но все чувствовали, что именно в ней кроется источник таинственных событий. Раньше ее бы обвинили в колдовстве, но в середине XXI го века такие заявления превращали их авторов в мишень для насмешек.

Кое кто из одноклассниц пришли просить прощения. Пожав плечами, Стефания их выгнала за дверь. Она продолжала атаковать. Овладев их пищеварительной системой, она вызывала всевозможные болячки, от гастрита до язвы.

Увидев, что Стефания рискует окончательно склониться на сторону зла, ее тибетский друг прибег к последнему средству. Он поведал ей тайну реинкарнации. Его религия утверждала, что каждый человек в своей будущей жизни будет платить за те плохие деяния, что были им совершены в течение предыдущего существования. Каждая жизнь должна служить нам, чтобы мы учились чему нибудь. Любви. Искренней увлеченности. Искусству. Вот чему надо посвящать свою энергию. Тому, что нас улучшает, а не разрушает. Именно этому надо уделять самое большое внимание!

Стефания заткнула уши. Это привело к происшествию, которое совершенно уничтожило ее морально и заставило таки прислушаться к советам. Ее одноклассницы сообща напали на ту уборщицу, что высвободила Стефанию. Они знали, что эта женщина была единственным другом «глазурованной груши». Разумеется, они хотели только зло подшутить, толкнув в спину на лестнице, но несчастная уборщица ударилась основанием черепа об угол стены. Разрыв шейных позвонков. Смерть наступила мгновенно.

— Это ты виновата, что она мертва, — объявил ее друг буддист. — Твоя вина, что ее дети осиротели. Ты испортила свою карму. Если ты немедленно не откажешься от мести, то заплатишь цену в тысячу раз выше!

Заявив все это, он в страшном гневе ее покинул. Совершенно упав духом, Стефания поняла, что наступил тот самый момент, когда она должна отмыть свою душу от всей той черноты, что ее обволакивала. После булимии наступила очередь анорексии. Она настолько стала презирать свое тело, что принялась умерщвлять его голодом.

Чтобы вернуть душевный покой, Стефания решила глубже освоить мудрость тибетского буддизма. Ее принял в свое лоно ламаистский монастырь в Падуе. Она надеялась, что когда нибудь чистота души к ней вернется, а с ней и ее друг буддист. Но она его так больше и не встретила. И располнела вновь.

Она вышла замуж, чтобы доставить радость своей семье и сыграть роль, отпущенную природой для итальянки. Но стать обычной женщиной ей было не суждено. Стефания слишком далеко прошла по дороге медитации.

Минуло много лет, прежде чем она услыхала про тех французов, что изобрели танатонавтику. Она тоже захотела принять участие в завоевании континента мертвых. И не в последнюю очередь, чтобы вновь встретиться с той уборщицей, что спасла ее когда то.

Друзья ламы Стефании знали про всю ее историю, знали о том, как она сначала отдалась Злу, чтобы вновь обрести себя в Добре. Они пичкали ее лазаньей и полентой, чтобы у нее появилась энергия для путешествия.

Вот так и получилось, что Стефания прошла сквозь Мох 1!

Мы взирали на нее с восхищением. В свою очередь, она осмотрела нас, а потом объявила:

— Я очень хорошо вижу ваши кармы. Для меня вы все словно открытые книги. Рауль, ты — боец. Ты находишься в середине своего цикла реинкарнации. Ты неистов, потому что тебе не хватило времени закончить то, что ты начал делать в своей предыдущей жизни. Отсюда твое нетерпеливое желание успеха в этом существовании.

— Ты права, — признал Рауль. — В этой жизни я действительно собираюсь кое чего добиться.

Стефания объявила, что я — душа юная и чистая, неспособная причинять зло, потому что оно мне ничуть не интересно. Я находился лишь в самом начале своего цикла реинкарнации и тем самым был полон невежества.

— Ты достаточно умен, чтобы обладать самосознанием, — подчеркнула она. — И это уже немало. Кроме того, ты выбрал для себя дорогу знания и это хороший путь.

— Возможно, — ответствовал я, раздраженный тем, что мою личность разложили на три фразы, как ножом раскраивают тесто для булочек.

Все же Стефания слишком быстро судит о людях. Она обернулась к Амандине:

— А вот что ты особенно любишь, так это заниматься любовью, не так ли?

Амандина покраснела до кончиков ушей.

— Положим, — сказала она. — Тебе то что?

— Да я знаю, знаю, — успокоила ее Стефания. — Это твое личное дело. Но, понимаешь, ты слишком многим себя отдаешь. Ты думаешь, что не можешь себя реализовать, кроме как через физическую любовь. Какая ошибка! Сексуальная энергия — самая могучая из всех энергий. Если ты ее будешь использовать только для получения оргазма, то растратишь ее попусту. Ты должна научиться управлять своим капиталом и руководить потоками этой энергии через правильные русла.


0042256521268664.html
0042342582696315.html
0042487818205629.html
0042587046954906.html
0042716682593041.html