Конец эпидемии - Потанина И. Чепуха или семиклассницы в космосе


^ Конец эпидемии

- Деятельные детки, ничего не скажешь! – а на Зеленом Корабле, в это время, продолжалась встреча Сероликого со Старостой Антоном. Первый шок от Маринкиного кукареканья уже прошел, и наступила пора разговоров. От толпы представителей Зеленого Корабля отделилась большая темно-синяя медуза в розовой шляпе и протянула щупальце Маринке.

- Слезай, - требовательно попросила она. Маринка с опаской оперлась на протянутую конечность. – И где ж вы, такие деятельные, взялись на наши головы? – насмешливо поинтересовалась Медуза…

- На Земле, - тихонько ответила Маринка. – А хотели бы быть на Марсе. У меня там подруга, ее надо забрать…

- Повторяю, я не имею к этой девочке никакого отношения! – громко причитал, тем временем, Сероликий. – Испортили такой торжественный момент, какая низкая неудача! Староста Антон, давайте забудем об этом глупом недоразумении!

- Нет-нет, - Староста, будто бы, отключился от происходящего, и неотступно следил взглядом за отряхивающейся уже от перьев Маринке. – Я не буду забывать, - шептал Антон. – Я не должен забывать…

- Ой, ну неужели вы обиделись? – испугался Сероликий. – Я не виноват, что у вас тут дети с небес падают. Я хотел сделать подарок, а…

- И вы сделали его! – Староста, наконец, отвлекся от каких-то своих глубинных мыслей и широко улыбнулся. – Вы даже не представляете, какой чудесный подарок сделали. И мне, и себе, и всей Солнечной Системе… Слушайте все! – окружающие притихли, - Эта девочка, вернее, ее одеяние, вернее, украшение… В общем, я понял, что убьет вирус Солнечной Системы. И как я сразу не подумал об этом чудесном веществе. Вот сейчас, докрутив в голове все формулы, я понял – точно! Считайте, что антивирус найден и эпидемия уничтожена! Осталось только раздобыть сырье в должном количестве… Эта девочка так вовремя предстала передо мной! Так легко навела меня на правильную мысль!

- Староста, прошу вас, выражайтесь понятнее, - взмолился Синий Ящер, отражая общие настроения. – Хотите сказать, антивирус сокрыт в земных детях? Это их нужно доставить к нам в нужном количестве?

- Нет, что вы! – Староста аж испугался от такого предположения. – Пыльца пернатых медвежат – вот спасение Солнечной Системы! Это вещество обладает уникальной формулой. И как я сразу не вспомнил про него?! Срочно отправьте экспедицию за пыльцой! Отныне очистка Солнечной Системы от вируса – дело техническое. Основная мысль освобождения уже есть! И все это благодаря забавной, веселой девочке, взобравшейся на ваше изобретение…

- Прошу прощения, - Сероликий вовсе не выглядел обрадованным, хотя говорил прямо противоположное. – Я рад, что Староста нашел вещество, содержащее антивирус. Надеюсь, теперь все будет хорошо, но… До тех пор, пока пыльца будет привезена в солнечную систему и обработана, вам ведь все равно нужно будет летать к нам… Так?

- Разумеется, - староста Антон снова улыбнулся.

- Следовательно, мой подарок все еще актуален! – оживился Сероликий. – Позвольте снова попробовать презентовать его вам! Надеюсь, на этот раз ничто не помешает мне! Итак… - снова зазвучала торжественная музыка и прожектора опять осветили стоящую возле марсианской тарелки кабинку. – Это – душевая кабина. Самая настоящая, самая обычная и, вместе с тем, самая полезная во всей солнечной системе. Мое изобретение просто – лучевой антибактериальный душ. Каждый первоклассник на Марсе пользуется таким. Принимая лучевой душ один раз в сутки, вы надежно защищаете себя от вируса. Эпидемия не страшна тем, кто пользуется моим изобретением!

- Чудесно! – захлопали отовсюду. – Пока наши ученые разработают антивирус из пыльцы пернатых медвежат, мы можем защищаться от вируса куполами и вашим душем. Спасибо!

- Не за что, - чинно раскланялся Сероликий. – В знак дружбы и симпатии между нашими обществами, хотелось бы, чтобы Наместник Духа Зеленого Корабля торжественно опробовал наш подарок… Я хочу убедиться, что мое изобретение используется правильно!

Староста Антон несколько растеряно оглянулся.

- Этот облучатель привьет вам иммунитет против нашего вируса и даже убьет все существующие на вас ныне микробы… - увещевал Сероликий…..

-Я не хочу уничтожать что-либо живое без особой надобности, - сказал Антон серьезно. - И микробов, в том числе. – потом, он, кажется, принял решение… - Впрочем, их на мне нет. Я ведь не совсем человек. Такова плата за единение с духом Зеленого Корабля. На духах, как известно, не живет ничто живое… Впрочем, - тут Антон как-то совсем по-мальчишески улыбнулся. - Раз уничтожать на мне нечего, то испытание никому не повредит. А ведь интересно же!

Староста шагнул к кабинке.

- Погодите-погодите, – медуза, крепко держащая все это время Маринку, убрала щупальце с Котиковских плеч и бросилась к Старосте. – Как-то все у нас не по порядку сегодня. То неопознанные дети, то вы, Староста, ведете себя, как ребенок…. Вдруг это изобретение опасно?

- Никак нет! – от толпы, пробежавшись по полу, отделилась чья-то высокая длинная тень. Секунду Маринка искала глазами ее обладателя, а потом поняла, что Тень существует сама по себе. - Не стоит беспокоиться, уважаемая Чвака! Наша разведка работает на отлично, потому, если бы хоть что-то в данных этого господина было вымыслом, а что-то в его аппарате – вредом, я уже знал бы об этом. Господин Джеф говорит правду. Разумеется, все, что находится неподалеку от нашего Старосты – безопасно. Иначе начальника разведки и безопасности, то есть, меня, давно следовало бы уволить… Душевой аппарат я уже успел опробовать на себе лично, и, хочу сказать – работает все прекрасно…

- Простите, Тень, – кажется, медуза Чвака извинялась искренне. – Простите. Странное предчувствие сжимает мою грудь, потому я так беспокоюсь. Конечно же, я доверяю вашему профессионализму.

- Друзья! – Староста Антон, кажется, немного разозлился. - Перестаньте нянчить меня, словно малое дитя! - староста обернулся к Сероликому. - У нас в команде очень хорошие, теплые отношения, потому все волнуются друг за друга по поводу и без повода. Итак, посмотрим, что вы такое изобрели…

Староста Антон зашел в кабинку. Через миг внутри нее что-то зашипело. Через два – староста вновь стоял перед марсианской тарелкой.

- Все в порядке, - почему-то староста снова сделался задумчивым. – Спасибо, уважаемый Джеф. Надеюсь, в качестве ответного подарка марсианам, я в ближайшее время запущу в Солнечную Систему аппараты с чудодейственной пыльцой. – Антон вдруг весь передернулся. - Знаете, меня очень взбодрил ваш ионный душ! Приятная штука! В ближайшее время закажу у вас большую партию для своих подданных.

Антон развернулся и, не прощаясь, направился прочь.

- Подданных?! – Медуза Чвака и Синий Ящер недоуменно переглянулись. – Он сказал «подданных»?! Странно, не правда ли?

- А теперь разрешите попрощаться! – несмотря на уход Старосты, Сероликий продолжал торжественную речь. – До новых встреч, друзья!

- Как?! Вы уже улетаете? - загомонили присутствующие. - Мы думали, посол с Марса расскажет нам подробности эпидемии… Э…

Маринку такой поворот событий тоже не устраивал.

«Я еще не пробралась к вам на корабль… Погодите, господин марсианин…» - мысленно сокрушалась Котикова, озираясь по сторонам. Остаться незамеченной сейчас было просто невозможно. Оставалось только открыто подойти к Сероликому. Марина сделала пару уверенных шагов. Тяжелое щупальце тут же опустилось девочке на плечо…

- Я должна попросить его взять нас собой! На Марсе наша подруга, - отчего-то Маринке казалось, что медуза должна понять…

- Скоро эпидемия кончится, тогда будете летать в свое удовольствие, - тихонько шепнула Медуза. – А пока – марш на ракету, в которой прилетели! И никакой самодеятельности! Сейчас распрощаемся с гостями, и я все объясню вам…

Щупальце несколькими кольцами обвило Маринку и резко подняло к все еще висящей над марсианской тарелкой колонне. Второе щупальце в этот момент доставало из-за душевой кабинки притаившегося Толика.

Попытки отправиться за Наташей на этот раз окончились для наших землян неудачею… Марсианская тарелка взволнованно заурчала, готовясь к взлету…

- Зазнавшийся надутый индюк! – топнула ногой Кактотамовна, наблюдая маневры Сероликого. – Тоже мне, подарок – душевая кабинка! Фуууу! Можно подумать, без этого душа, мы не можем летать по Солнечной Системе!

- Можете, Марта, можете! – от стены ракеты отделилась Тень. Та самая, что рассказывала о безопасности изобретения Джефа. – Но можете только вы. Роботы и биовоины.. А для любого живого существа этот вирус действительно опасен. Иначе мы не торчали бы тут, на границе Солнечной Системы уже третий день… Можно, конечно, всем залезть в защитные купола, но в них так неудобно двигаться… В общем, антибактериальный душ действительно полезная штука и нечего наговаривать на гостей…

- Здравствуйте, мистер Тень. – Марта Кактотамовна вытянулась по струнке и натянуто улыбнулась. – Как видите, задание выполнено. Землян привезла… Ну, почти привезла. В смысле, почти тех землян. Ракету вернула в целости… Э… Почти в целости… Ну, подебоширила немного там, на полосе почета.. Но вы ведь не будете судить меня строго, да?

- Буду, Марта. – безжалостно ответил Тень. – Но не столько за ракету сколько за хулиганства. Что это за висение в виде колонны пред толпой зрителей?! Что это за подслушивание переговоров и выбрасывание детей?! Безобразие, да и только!

- Да, да, - на борт к Марте Кактотамовне взобралась и Медуза Чвака. – Дебош!

- Я?! Я - дебоширка?! Неет! Я послушунка и хорошка! – вконец расстроилась Кактотамовна. – Просто эти дети из пророчества – несносны. Они все портят… Правда, они не специально…

- Ладно, Марта, ты пойди отдохни, а мы пока побеседуем с гостями, - мягко остановила бывшую зоологичку медуза Чвака.

- Слушаюсь! – отрапортовала Марта Кактотамовна, бросила ребятам короткое «пока-пока» и двумя ногами, словно «бомбочкой» в бассейн, прыгнула в люк. Земляне остались наедине с Тенем и Медузой.

- Значится так, - сурово начал Тень, шагая туда-сюда по оставшейся целой стене ракеты. – Господа земляне, вы слышали, какие слова говорились марсианскому послу? Ну, мол, рады видеть, почет, уважение и все такое?

Ребята закивали.

- Считайте, что все то же, я говорю вам. Понимаете, чем существо опаснее, тем больше внимания ему вынуждены уделять официальные лица. Поэтому, когда стоял вопрос, кому устраивать торжественную встречу, мы выбрали марсианина. Не обижайтесь, ладно?

- Ох, ну на что тут обижаться, на что обижаться? – как-то очень весело закудахтала Медуза, - Ребята все прекрасно понимают, да? – щупальца снова оказались на плечах у Толика и Маринки. – Кроме того, ведь девочка помогла Старосте Антону сделать открытие – навела его на мысли об антивирусе в пыльце. Так что, земляне отлично знают, что на самом деле – они наши самые полезные и почетные гости, да?

- Выходит, все так просто? – до Маринки начал доходить смысл сказанного. – Выходит, пророчество уже сбылось? Я могла делать все, что угодно, просто в один прекрасный момент должна была попасться на глаза Старосте вашего Корабля и навести его на мысли о пернатых медведях? Всех-то дел…

- Похоже, на то, - подтвердила Медуза. – Частенько совершить что-то важное бывает много проще, чем не совершить… Впрочем, давайте подождем, пока пыльца с планеты А заработает. Нельзя говорить, что эпидемия побеждена, пока антивирус еще не работает….

- Вернемся к главному, - Тень снова попытался перевести разговор в более строгие тона. – Пока Староста Антон занят, мы не можем решить, где поселить вас, друзья… Побудьте еще немного на ракете Кактотамовны. Только, прошу вас, ничего, потворяю – ничего не поломайте. Ничего не ломать и не трогать – вот ваш основной закон. Договорились?!

Толик с Маринкой поспешно закивали, подозрительно косясь на притихшего Косточкина изучающего содержимое обшивки ракеты. Кажется, ничего не трогать Константину было очень-очень сложно…


^ Новый поворот

Сложнее всего для Наташи оказалось заставить себя войти в запретную зону. Ник легко сбил замок и распахнул дверь. Наташа мялась на пороге. Все-таки, это преступление. Все-таки, кто-то нарочно вешал на двери замок…

- Ничего не поделаешь, - оправдывалась Наташа перед Ником, глупо улыбаясь... – Патологическая порядочность, доставшаяся в наследство от мамы…

- Пойдем уже! – Ник буквально насильно втащил Наташу в библиотеку. Темнота тут же поглотила обоих. – Подожди, я смотаюсь за подсветкой, - шепнул Ник. – Я быстро. Только не уйди отсюда, пожалуйста… А то вспомнишь опять, что находиться тут не порядочно…

Наташа покорно замерла и принялась ждать.

Патологическую порядочность, кстати, Полевая впитала, буквально, с молоком матери. Мама Полевых работала учительницей математики. Нет, нет, не в той школе, где учились Наташа с Толиком, а в пятой – соседней. Мама опасались, что младших Полевых будут считать «учительскими детками», потому принципиально выбрала для близнецов школу номер три. Из-за этого бабушка до сих пор обижалась на маму, а папа, работающий на хлебопекарне, посмеивался над женой:

– Дорогая, почему наши дети едят хлеб? Тебе не кажется, что это то же самое, как если б они учились у тебя в классе.

– Не волнуйся, дорогой, – на папины подколки мама всегда отвечала спокойно и со снисходительной улыбкой.. – Они едят хлеб конкурирующей хлебопекарни. Я кормлю детей только высококачественными продуктами, сделанными профессиональными пекарями, а не людьми с двумя высшими техническими образованиями!

– Запретная тема! – обиженно насупливался папа.

Раньше папа с утра до вечера пропадал в огромном здании под названием «институт металлов» и гордо именовался ученым. Но вот уже несколько лет, как что-то нарушилось, и весь папин отдел остался без работы. Всех сотрудников отправили в загадочный «бессрочный отпуск», и, поскольку потребность в пище и вещах при этом ни у кого не уменьшилась, все ученые дружно ушли работать к одному знакомому в хлебопекарню.

– Я же не виноват, что наш отдел разогнали! – возмущался папа, когда мама шутила по поводу его затянувшегося «временного» места работы.

– Я же не виновата, что от природы являюсь безгранично порядочной. – невозмутимо сообщала мама в ответ на папины высмеивания ее страхов по поводу школы для детей.

– Слишком порядочной, – шептал сестре на ухо Толик во время таких разговоров родителей.

Сам Толик был бы не прочь учиться в пятой школе, и даже просил когда-то родителей перевести его. Ведь все мальчишки, с которыми Толик ходил на дзюдо, учились именно там… Наташа же целиком придерживалась позиции матери.


Именно сейчас, казавшись вдали от дома, Наташа чаще всего вспоминала домашних и понимала, как скучает по ним. А еще, она вдруг отчетливо поняла, что обманывает собственную никогда никого не обманувшую маму. Да, да! Бездушное отражение живет сейчас у мамы дома вместо Наташи Полевой. И это обман! Еще какой обман родителей! И обман этот будет продолжаться до тех пор, пока вирус не отстанет от Солнечной Системы. То есть, до тех пор, пока Наташа не предпримет хоть что-нибудь… Хоть что-нибудь, чтобы прогнать его… Когда Ник вернулся, Наташа Полевая была уже в полной боевой готовности. Даже если потреовалось бы ограбить все библиотеки вселенной, Наташа не отступила бы.

– Вперед! – скомандовала Полевая.

- Полезли! – марсианин поднял повыше светящийся шар и поманил Наташу за собой.

Книги, папки с бумагами, свернутые в рулоны свитки и светящиеся таблички, испещренные не знакомыми символами… Наташин купол исправно переводил все надписи…

- Легенды о Зеленом Корабле, инновационные проекты проффесора Стэма, Вист, как угроза всему живому… - чем дальше Наташа читала названия, тем меньше верила в свою способность что-то найти здесь…

- Стоп! – наконец, Полевая начала мыслить логически. – Купол, миленький, прежде всего, скажи мне, пожалуйста, как звучит марсианский алфавит, и на какую букву могут начинаться материалы, хранящие информацию о профессоре Джефе.

Увы, купол был только переводчиком. Пришлось писать на листочке русский алфавит и ждать, пока купол переведет его на марсианский….

- Ура! Получилось! Ник, я знаю, где искать бумаги! Ник! – Наташа обнаружила, что ее никто не слушает. – О чем ты там читаешь? Что нашел?

- Надо же, - Ник выглядел очень растерянным. – «История преступного профессора Стэма»… Я и не знал, что ее кто-то записал. Не знал, что можно вот так вот войти в библиотеку и почитать ее…

- Это что-то важное? – насторожилась Наташа и взяла пару листочков с изучаемой Ником полки. – О, да! Смотри, тут фотографии! Сероликий Джеф! Точно, ведь это он!

Ник в два прыжка оказался возле Наташи.

- Ничего себе! – только и смог произнести марсианин. – Вот так поворот… Слушай внимательно, Наташа. – Ник был очень взволнован, - Стэм был великим человеком. Он изобрел специальные чудо-пилюли, передающие знания от одного человека к другому. Для расширения сознания теперь не нужен был никакой электронный мыслеперекачщик! Принимающий знания человек должен был съесть одну пилюлю, отдающий знания – другую. И все, контакт моментально налаживался!

- Здорово! – не могла не согласиться Наташа.

- И ничего не здорово! – насупился Ник. – Пилюли эти очень вредны! Сознание того, кто хоть несколько раз пробовал эту гадость, атрофируется. Разум знает, что таблетка на нужное время принесет нужные сведения, и потому разучивается развиваться сам. Принимающий таблетки делает себя их заложником. Со временем, он становится совсем глупым... Кроме того, знания даются таблетками всего на несколько часов. Потом, человек забывает все, что обрел в эти часы.

- Ты говоришь так, будто когда-то пробовал эти пилюли сам, Ник…

– Мое полное имя – Николай Стэм. – ошарашил Ник. – Отец многое рассказывал мне о своих изобретениях. Часто даже такое, о чем с детьми принято не разговаривать. Помнишь, во времена Тетти был закон, регулирующий количество населения империи? Каждое существо, не набравшее за один обычный год хотя бы одного интеллектуального, осуждалось на казнь. Помнишь? Мою мать по законам Тетти приговорили к казни, когда я еще жил в теле пятилетнего ребенка. Ее интеллектуальных данных не хватило для прохождения очередных автотестов, устанавливающих интеллектуальный прогресс марсианина. Отец был в отчаянье. Он пытался оспорить приговор. Он ежедневно общался с мамой и считал ее очень умной марсианкой, но у приборов были свои взгляды на уровень интеллекта. Маму казнили.

Ник говорил спокойно, но Наташа чувствовала каких усилий это ему стоит.

- Тогда-то отец и начал всерьез вести борьбу с законами Тети, продолжил Ник. - Он решил придумать способ обмануть автотесты. Пусть у марсиан будет хоть какой-то выход и защита от этого ежегодного определения интеллектуального возраста. Первое время таблетки показались отцу замечательным изобретением. Дал их человеку перед прохождением теста, а желтые пилюли раздал сразу нескольким умным соратникам. И вот уже приборам кажется, что тестируемый обладает очень высоким уровнем интеллекта. Еще бы! Но чем дольше отец и его сообщники по подполью пользовались таблетками, тем яснее понимали, как это плохо. К тому же, автотестам требовалось, чтобы каждый год интеллектуальный возраст испытуемого увеличивался, поэтому нужно было „подсаживать” на желтые таблетки все новых и новых людей. Мой отец понял, какой ужас натворил, когда еще не было поздно. Люди, принимающей вместе с ним таблетки, еще не успели окончательно деградировать, потому еще имели в себе силы осознать, что идут по ложному пути. Все вместе они решили отказаться от таблеток. – Ник замолчал и вдруг улыбнулся. – Мы с отцом были настоящими друзьями. Он доверял мне, потому рассказал все это.

– А что было дальше? – не выдержав паузы, заворожено спросила Наташа.

– Дальше все было очень плохо, – ответил Ник, снова помрачнев. – В течение нескольких лет все члены отцовского подполья были казнены. Их мозги разучились уже впитывать информацию и не могли развиваться. Автотесты чутко почувствовали это. Надо отдать людям должное – все они не стали больше прибегать к таблеткам, предпочтя смерть зависимости от них.

– Выходит, не все, – Наташа постучала пальцем по фотографии, на которой среди прочих был изображен сероликий Джеф. В центре на снимке стоял белокожий марсианин, очень сильно – и как Наташа сразу этого не заметила – похожий на Ника. «Друзья по преступному подполью», - гласила надпись над фотографией. – Этот ведь остался жить. И даже стал членом совета старейшин... Как думаешь, своими силами он пробился в совет?

- Думаю, нет… - согласился Ник. – Вряд ли марсианин, принимавший таблетки и отказавшийся от них, мог выжить. А раз выжил, значит продолжает принимать пилюли … Это помогает ему казаться умным и оставаться членом совета… Тоже метод… Наверное, именно пилюли помогли ему изобрести и этот антибактериальный душ.

Выходило, будто Ник оправдывает Главу Джефа. Наташе что-то очень не нравилось в этом, но что именно…

- Скорее! Да скорее же, бей это стекло, не задумываясь! – вдруг раздалось откуда-то с другого конца библиотеки. Звон стекла незамедлительно последовал за фразой. Ник быстро затушил подсветку. Наташа на всякий случай сунула стопку фотографий на место. – Глава Джеф просил нас поторопиться! – голоса приближались. - Мы всех подводим! Шевелись, учеГав!

Мимо затаившихся Наташи с Ником, пыхтя, промчались трое первоклашек.

- Это должно быть где-то здесь! Вот статьи про профессора Стэма! – учеВласт замер в двух шагах от Наташи. Луч его осветителя хаотично бегал по полке. – Профессор сказал брать стопку с фотографиями. Есть! Я взял, я взял! Ну и денек сегодня, да? Подвиг на подвиге да и только.. Сначала я буквально наперегонки с землянкой охотился за нашими секретными файлами. Хорошо, что успел все стереть, профессор Джеф очень мною гордится! Теперь, вот, путешествую по бумажной библиотеке… Я настоящий герой! Наверное, мне даже дадут орден, а, учеГав?!

- Не одному тебе, - обиженно шмыгнул носом второй первоклашка. – Что ты вечно, я , да я… Глава Джеф, между прочим, все сегодняшние задания поручал нам обоим…

- Это потому, что мы – лучшие! Да? Эх, осталось найти папку с личным делом и все секреты будут спасены от любопытной землянки…

Наташа резко обернулась к Нику. Похоже, добычу собирались увести у них из-под носа. Ника не было. Наташе сделалось страшно…

- Третья полка четвертого сектора хранилища! Папка с кодом джефриус… – громко подсказал один из первоклашек. – Ищите там… Только как же найти что-то в этом ужасном бумажном хранилище. Ну и задачка…

- УчеГав, что вы делаете здесь?! - из-за соседней полки раздался спокойный голос Ника. – Вход в библиотеку запрещен. Вы что, не знали?!

Первоклашки быстро сбежались к говорящему.

- Мы эээ… на задании! – сбивчиво отвечали они. –У нас практика по ориентированию. Надо найти в бумажном хранилище заданные профессором Джефом документы! Это контрольная!

- Сочувствую! – дружелюбно проговорил Ник. Тут Наташа почувствовала, что ей в плечо ударилось что-то тяжелое. Это был шар. Похоже, Ник нарочно кинул его Наташе… - Ребя, я так перепугался, услышав ваши голоса, что нечаянно выронил свой светящийся шар. Да-да, такой, включающийся от резкого поглаживания, знаете? Теперь ничего тут не вижу. Может, проводите меня к выходу…

Наташа все поняла. Освещая себе дорогу шаром, стараясь прятаться за полкой от марсиан, она на четвереньках поползла к четвертому сектору. Купол, подсказавший последовательность символов в марсианском алфавите, теперь снова служил простым переводчиком.

- Так, - сама себе шептала Наташа. – Джефиус, это после вебиус… Это где-то в начале третей полки. – Наташа снова поползла. «Джефиус» - перевел купол название одной из папок. Наташа схватила ее и выключила шар. Вовремя! Первоклашки как раз вышли из-за поворота.

- Что-то тут не то! – насупившись, проговорил учеГав. – Что учеНик делал в библиотеке? Может, не надо было выводить его отсюда? Может, наоборот, надо было задержать и сообщить о нем Главе Джефу?!

- Его задержишь, как же, - отвечал второй. – Слыхал, как он дерется? Может, он просто сошел с ума, вот и забрел сюда… Нормальный марсианин стал бы гулять по книгохранилищу?!

Беззаботное хихиканье первоклашек – вот последнее, что уползающая к разбитому стеклу Наташка слышала в библиотеке.

- Папка у меня! – ничуть не опасаясь осколков стекла, Наташа смело полезла в окно. Как ни крути, в куполе тоже была своя польза…

Наташа с Ником поспешили вернуться в свой холл.

- Нужно спрятать папку, пока ее не хватились, - решительно скомандовал Ник.

- И разобраться в ней, прежде чем спрятать, - согласилась Наташа. - Купол, миленький, переведи, - попросила она. Ничего не произошло. – Наверное, он переутомился, - решила Полевая.

Вдруг купол заговорил:

- Не могу! Запрет! Инфобаза наложила запрет на перевод этого документа…

- Нам срочно нужен профессор Грязь, - тяжело вздохнул Ник. – Бежим в рубку связи… Грязь вечно хвастается своим многознанием! Он наверняка изучал язык сероликих.

Наташа с Ником снова бросились бежать. И, как не странно, не только они. То и дело мимо пробегали первоклашки, озадаченно бормоча что-то несусветное. Оставалось только надеяться, что паника вызвана не похищением папки с личным делом главы Джефа…

К счастью, в рубке связи никого не оказалось….

- Профессор, вы очень нужны нам! Вот! Примите космопосылку… – едва вызвав Грязя на связь, Ник принялся запихивать злополучную папку в катапульту для посылок. – Мы едва вытащили это из рук первоклашек. Профессор Джеф уничтожает всю информацию о себе, он послал и за этими бумагами, но нам удалось…

Грязь явно ничего не понимал, смешно тряся головой он переводил свои маленькие глазки-пуговки с Наташи на Ника и очень сокрушался….

- О чем вы? Зачем? До того ли сейчас?!

- А еще мы узнали, что Джеф употребляет Пилюли Вразумления, - ничуть не щадя нервы профессора, принялась вываливать все узнанное Наташа. – А еще купол отказывается переводить… Вся надежда на вас, профессор Грязь. Мы уверены, в этих бумагах кроется что-то очень важное…

- Кошмар! – Грязь, наконец, издал хоть какой-то звук... – Кошмар и тихий ужас! Пилюли Вразумления? Профессор Джеф стирает информацию?! И когда? Именно сейчас, в столь критичный для Марса момент!!! Ох, ладно, хорошо, давайте скорее сюда свою посылку…

Ник нажал нужные кнопки и катапульта со свистом улетела куда-то вглубь механизмов корабля.

- Как только смогу, я сразу полистаю эти бумаги. Но только не сейчас… Война, это вам не шутки шутить. Понимаете?

- Какая еще война?! – хором ахнули Ник и Наташа.

- Вы что, ничего не знаете? Марс на военном положении! Только что нам объявили войну!!! И у нас нет ни единого шанса выиграть ее!


0031212184306686.html
0031288516783544.html
0031386237216707.html
0031509625790991.html
0031631964196274.html