Курс уголовного права в пяти томах. Том Особенная часть / Под ред. Г. Н. Борзенкова, В. С. Комисарова. М.: Зерцало, 2002. Курс уголовного права. Том Особенная часть >См. Курс уголовного права. Общая часть - страница 41

положения к ст. 272 УК). Для признания деяния оконченным достаточно совершения одного из действий, предусмотренных диспозицией статьи, даже если программа реально не причинила вреда информационным ресурсам либо аппаратным средствам. К таким действиям относятся:

создание программ для ЭВМ, т.е. разработка компьютерных программ, основанных на оригинальных, новых алгоритмах, изобретенных и реализованных разработчиком;

внесение изменений в существующие программы, т.е. различного рода переработка, модификация созданной ранее программы, в результате чего последняя становится вредоносной и может привести к негативным общественно опасным последствиям;

использование программы или базы данных, т.е. выпуск в свет, воспроизведение, распространение и иные действия по их введению в хозяйственный оборот (в том числе в модифицированной форме (Закон РФ от 23 сентября 1992 г. N 3523-1 "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных");

распространение, т.е. предоставление доступа к воспроизведенной в любой материальной форме программе для ЭВМ или базе данных, в том числе сетевыми и иными способами, а также путем продажи, проката, сдачи внаем, предоставления взаймы, включая импорт;

использование либо распространение машинных носителей с такими программами. В данном пункте в основном речь идет о так называемых устройствах внешней памяти. Общественная опасность подобных действий заключается в том, что при работе с такими устройствами, особенно содержащими вирусные программы, практически неизбежен перенос вредоносных программ на ЭВМ либо в сеть ЭВМ (их "заражение").

Относительно характера субъективной стороны анализируемого преступления в специальной литературе высказываются различные мнения. Одни авторы считают, что данное преступление возможно только с прямым умыслом*(861), другие - только по неосторожности, третьи - с косвенным умыслом. При установлении прямого умысла преступления надлежит квалифицировать по иным статьям Уголовного кодекса в зависимости от поставленных целей и наступивших последствий.

В диспозиции ст. 273 УК не содержится указания на неосторожность, и, следовательно, в соответствии с ч. 2 ст. 24 УК действия могут совершаться как умышленно, так и по неосторожности. Однако включение в диспозицию признака "заведомости" для виновного вредных последствий исключает неосторожность в качестве формы вины в данном преступлении. Вместе с тем ограничивать субъективную сторону только прямым умыслом тоже, вероятно, не стоит. Возможны случаи, когда лицо не желает, но сознательно допускает наступление последствий или безразлично к ним относится. Это, в частности, может иметь место в случае использования машинного носителя с вредоносными программами. Дело в том, что в силу специфики работы электронно-вычислительной техники дальнейшее распространение такой программы вероятно, но не неизбежно. Поэтому субъективная сторона преступления может характеризоваться как прямым, так и косвенным умыслом.

Субъект общий - вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Квалифицированный вид создания, использования и распространения вредоносных программ для ЭВМ предусмотрен в ч. 2 ст. 273 УК. В отличие от простого состава, квалифицированный сконструирован как материальный состав преступления и для него необходимым является причинение по неосторожности тяжких последствий. Именно с момента наступления таких последствий преступление будет оконченным.

Законодатель в диспозиции ст. 273 УК не раскрывает понятия "тяжкие последствия", оно является оценочным и должно определяться судом в каждом конкретном случае. Очевидно, что к тяжким должны быть отнесены случаи внедрения вредоносных программ в системы, регулирующие безопасность жизни и здоровья граждан (например, в диспетчерские системы на транспорте, особенно воздушном, системы, обеспечивающие обороноспособность страны, отвечающие за экологическую безопасность), случаи гибели людей либо причинения тяжкого вреда здоровью, а также значительного экономического ущерба государству, юридическим и физическим лицам в результате дезорганизации работы производственных комплексов, нарушения организованной работы транспорта, уничтожения или повреждения имущества. При этом возможна квалификация по совокупности с иными тяжкими преступлениями, предусматривающими аналогичные последствия по неосторожности. Так, создание, использование и распространение вредоносных программ, в результате которых по неосторожности наступила смерть человека, например в силу нарушения технологического процесса на производстве, должны квалифицироваться по совокупности.

Субъективная сторона преступления характеризуется неосторожной формой вины. Лицо предвидит возможность наступления тяжких последствий, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на их предотвращение либо не предвидит возможность их наступления, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть. Некоторые авторы рассматривают данное преступление как преступление с двойной формой вины - умыслом по отношению к деянию и неосторожностью по отношению к последствиям. "Специфика квалифицированного вида преступления заключается в том, что оно совершается с двумя формами вины, то есть характеризуется умыслом относительно факта создания, использования или распространения вредоносной программы для ЭВМ и неосторожностью (легкомыслием либо небрежностью) относительно наступления тяжких последствий"*(862). Однако в соответствии со ст. 27 УК двойная форма вины характеризуется такими обстоятельствами, когда в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и не охватывались умыслом лица. Подобные случаи имеют место, как правило, в квалифицированных составах, когда и простой, и квалифицированный являются материальными (ч. 4 ст. 111, ч. 2 ст. 167 УК). В данной же статье простой состав преступления является формальным, поэтому в квалифицированном составе нельзя говорить о тяжких последствиях, которые по закону влекут более строгое наказание. Следовательно, в данном преступлении форма вины - неосторожность.

Субъект преступления - общий, т.е. вменяемое, достигшее 16-летия, физическое лицо.

Нарушение правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети (ст. 274 УК). Это преступление представляет собой невыполнение либо ненадлежащее выполнение обязательных предписаний по эксплуатации и использованию электронно-вычислительной техники, установленных государством в виде ведомственных нормативных актов, отдельными юридическими лицами, являющимися собственниками или законными владельцами информационных ресурсов или электронно-вычислительной техники, сетей или комплексов ЭВТ. Данная норма - бланкетная. Поэтому для правильного определения объективной стороны состава необходимо установление конкретного нормативного или иного акта, обязательные предписания которого нарушил виновный. Речь идет о выявлении нарушения императивных положений правил, запрещающих совершение соответствующих действий либо обязывающих лицо поступать строго определенным образом. При невыполнении рекомендательных норм речь не может идти об уголовной ответственности.

С объективной стороны преступление характеризуется как активными действиями, так и бездействием, сопряженными с нарушением установленных правил. Конкpетное содеpжание этих пpавил pаскpывается в ноpмативных актах иных отpаслей пpава (законах, пpавилах, инстpукциях и т.д.). Эти правила могут быть предусмотрены в общих требованиях по технике безопасности и эксплуатации компьютеpного обоpудования либо в специальных пpавилах, pегламентиpующих особые условия (пpодолжительность вpемени, последовательность опеpаций, максимальные нагpузки и т.д.). Во втором случае соответствующие правила устанавливаются производителями этих технических средств в инструкциях по работе с ЭВМ, их периферийными устройствами и машинными носителями и поставляются вместе с ними. Работа данных устройств рассчитана на определенные параметры, соблюдение которых обязательно. порядок пользования ЭВМ, системой ЭВМ и сетью ЭВМ в конкретных условиях может устанавливаться собственником или владельцем технических устройств.

Нарушение правил эксплуатации может выpажаться в несоблюдении, ненадлежащем соблюдении, в пpямом наpушении установленных пpавил, обеспечивающих безопасность эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети.

Состав преступления сформулирован как материальный. Для признания преступления оконченным необходимо наступление одного из последствий, перечисленных в ст. 274 УК. К таковым, в частности, относятся: уничтожение, блокирование или модификация охраняемой законом информации ЭВМ. При этом последние должны повлечь причинение существенного вреда. Понятие "существенный вред" является оценочным, и в каждом случае зависит от конкретных обстоятельств дела. В первую очередь он определяется ценностью и значимостью охраняемой информации, уничтожение, блокирование либо модификация которой произошла. Существенный вред будет также наличествовать при экономических (материальных) потерях государства, организаций и граждан, остановках производственных процессов и т.п. Однако эти последствия не должны быть тяжкими, в противном случае речь должна идти о квалифицированном составе, предусмотренном ч. 2 данной статьи.

С субъективной стороны в данном составе возможна вина в форме умысла и неосторожности, что соответствует содержанию ст. 24 УК РФ.

Субъект преступления специальный - физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет и имеющее доступ к системе ЭВМ или их сети.

Квалифицированный состав преступления предусмотрен в ч. 2 ст. 274 УК. Для него характерно наступление тяжких последствий, причиненных по неосторожности. В данном случае преступление может совершаться только по неосторожности. О содержании тяжких последствий см. соответствующий раздел к ст. 273 УК.

Законодательство о компьютерных преступлениях в зарубежных странах было принято в 70-80-е годы. Так, Федеральный закон США - Акт о защите компьютерных систем - датируется 1979 г. В июне 1984 г. была принята новая редакция этого акта, в соответствии с которой нормы закона приобрели более жесткий характер.

Статья 1030 (мошенничество по отношению к компьютерам) 47-й главы 18-го Свода законов США предусматривает следующие преступления:

сбор информации об обороне, международных отношениях или закрытой информации по вопросам атомной энергии при намерении или возможности использования этой информации для причинения ущерба США или в интересах другого государства;

получение информации из финансовых записей финансового эмитента, учреждения или информации о потребителе в файле управления учета потребителей;

воздействие на компьютер, находящийся в исключительном использовании правительственного ведомства США, или нарушение функционирования компьютера, используемого правительством;

совершение мошенничества путем доступа к компьютерам федерального значения и получение каких-либо ценностей, если мошенничество и все, что получено, включает использование компьютера;

беспрепятственное использование компьютера, применяемого для торговли между штатами с сознательной передачей программы, информации, кода или команды компьютерной системы.

Наказание за данные составы включает штраф, лишение свободы (за 2, 3 и 4 составы - до одного года, в случае повторного совершения - до десяти лет)*(863).

В континентальной системе права содержится достаточно богатый арсенал законодательных средств борьбы с компьютерными преступлениями.

Уголовный кодекс Франции предусматривает ответственность за посягательства на права человека, связанные с использованием картотек и обработкой данных на ЭВМ, - различные манипуляции с информационными системами, содержащими персональные данные граждан (ст. 226-16-226-22); за незаконный доступ к системе автоматизированной обработки данных, воспрепятствование ее работе, ввод обманным способом данных, изменение информации и т.п. (ст. 323-1-323-3); за сбор и передачу информации, являющейся государственной тайной, находящейся в ЭВМ, для передачи иностранному государству (ст. 411-7-411-11).

Уголовный кодекс Испании устанавливает ответственность за получение и использование сведений, составляющих личную или семейную тайну, находящихся в информационных, электронных или телевизионных картотеках (ч. 2 ст. 197); предусматривает состав распространения полученных таким образом сведений (ч. 3 этой статьи); квалифицированный состав наказания за перечисленные деяния, совершенные лицом, управляющим или ответственным за подобные системы (ч. 4); охраняет объекты авторского права, в том числе программы для ЭВМ (ст. 270); регламентирует завладение и распространение коммерческой информации с использованием средств ЭВТ (ст. 278); говорит о квалификации по совокупности в случае, если одновременно было произведено завладение или разрушение информационных устройств (ч. 3 этой статьи); устанавливает ответственность за изготовление или владение инструментами, материалами, орудиями, веществами, машинами, компьютерными программами или аппаратами, специально предназначенными для совершения преступлений, предусмотренных в предыдущих статьях (ст. 400).

Для зарубежного законодательства очевидна одна тенденция: составы собственно компьютерных преступлений (действия против только охраняемой компьютерной информации) либо просто отсутствуют, либо существуют наряду с традиционными составами (мошенничество, выдача государственной тайны, собирание и распространение персональных данных). Последние либо предусматривают самостоятельный состав, который выступает как специальный по отношению к общему (тому же мошенничеству), либо находятся в той же статье в качестве квалифицированного состава.

В этом отношении применение соответствующих положений УК РФ 1996 г. является более сложным. Практика применения существующих составов весьма невелика, что позволило некоторым авторам утверждать, "что надежды, возлагаемые многими на существенное усиление борьбы с пиратством в связи с новым Уголовным кодексом, не оправдались"*(864).

^ Уголовный кодекс РФ помимо описанных выше составов, предметом которых является компьютерная информация, не содержит в других главах специальных или квалифицированных составов, связанных с использованием компьютерных технологий. Предмет преступления, предусмотренного ст. 272 УК, - охраняемая законом компьютерная информация. Однако невозможно представить себе покушение на информацию саму по себе. Если эта информация охраняется законом, то она является либо государственной, либо коммерческой, либо личной тайной и т.п. (см. выше). Следовательно, речь может идти о государственных преступлениях либо преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина. Единственное исключение в этом плане составляет оценка действий, направленных на отношения, охраняющие коммерческую и, в ряде случаев, служебную тайну. В связи с этим возникает вопрос: если совершается покушение на охраняемую законом информацию, охватываемое иными статьями УК, достаточно ли будет квалификации по статьям гл. 28 Кодекса либо необходима квалификация по совокупности?

Основными действиями, предусмотренными ст. 272 УК, являются две разновидности компьютерного пиратства - незаконное копирование и распространение программного продукта для ЭВМ и хищение из разного рода финансовых институтов с помощью подбора паролей и "ключей" к чужим счетам. Относительно первой разновидности действий возникает конкуренция между ст. 272 и 146 УК. Программы для ЭВМ являются объектами авторских прав. Л.С.Симкин в вышеупомянутой монографии даже не упоминает о нормах гл. 28 УК. Автор последовательно*(865) проводит линию о признании нарушения только авторского права и соответствующей квалификации по ст. 146 УК (нарушение авторских и смежных прав), а в некоторых случаях и по совокупности со ст. 180 (незаконное использование товарного знака).

При компьютерном мошенничестве в юридической литературе проводится мысль о необходимости квалификации только по ст. 159 УК (мошенничество) либо, в зависимости от обстоятельств дела, по ст. 158. Приоритет отдается преступлениям против собственности, в которых компьютер (компьютерные сети) является лишь орудием, средством. По этому же пути идет и судебная практика, которая, правда, весьма скудна. В вышеупомянутом деле Г. органы предварительного следствия и судебные органы квалифицировали деяние по ч. 3 ст. 159 - мошенничество, совершенное в крупном размере. О квалификации по совокупности вопроса не стояло. Оценивать содеянное только как преступление против собственности нет достаточных оснований, поскольку информация сама по себе не может служить предметом преступлений против собственности ввиду несоответствия обязательным признакам предмета. К тому же обман компьютера, машины невозможен.

Одним из проблемных вопросов квалификации преступлений со сложными составами является, в частности, вопрос о том, охватываются ли ими перечисленные простые составы либо требуется квалификация по совокупности. В литературе отмечалось, что "составляющие сложные составные деяния не могут выходить за пределы родового объекта посягательства и быть по категории и связанной с ней наказуемостью опаснее, нежели единое сложное преступление"*(866). Поэтому будет ли правомерным пиратское тиражирование компьютерных программ квалифицировать только по ст. 146 УК либо хищение денежных средств с использованием компьютерных сетей - только по ст. 159 или 158 УК даже при наличии в этих статьях такого квалифицирующего признака, как использование компьютерных средств (что, кстати, предусматривалось в проекте Уголовного кодекса РФ, а сегодня существует в Кодексах Республик Узбекистан и Кыргызстан, а также в Модельном Уголовном кодексе стран-участниц СНГ)? Одни авторы считают, что в данных случаях компьютер является только средством, техническим инструментом, поэтому нельзя говорить о квалификации по совокупности; другие отстаивают иную точку зрения*(867). На наш взгляд, именно она представляется предпочтительной. Да, при хищении безналичных денег с помощью компьютера последний является только средством, однако средством не простым - его нельзя приравнять к "фомке" или топору. При незаконном проникновении в компьютерную сеть и модификации или копировании охраняемой информации преступник не только посягает на отношения собственности или личности, но и нарушает информационную безопасность, которая является видовым объектом по отношению к родовому - общественной безопасности. Этот объект не охватывается составами преступлений против собственности, государства или личности. Ведь если лицо совершает какое-то деяние с использованием оружия, то в большинстве случаев речь пойдет о квалификации по совокупности этого преступления и незаконного ношения (хранения и т.п.) оружия, так как в данном случае страдает еще один объект - отношения общественной безопасности.

Таким образом, представляется, что при посягательстве на различные объекты (собственность, права граждан, государственная безопасность и т.п.), совершенном посредством компьютера или компьютерных сетей, при реальном выполнении виновным нескольких составов квалификация должна осуществляться по совокупности соответствующих статей, предусматривающих ответственность за преступления против собственности, прав граждан и т.п., и статей, предусмотренных гл. 28.

Точно так же необходимо поступать и в случаях с компьютерным пиратством. При незаконном тиражировании и распространении компьютерных программ не только страдают права автора, но и затрагиваются отношения информационной безопасности. Более того, в соответствии со ст. 27^ УПК РСФСР ч. 1 ст. 146 УК является делом частно-публичного обвинения. В ряде случаев, когда дело не имеет большого общественного значения, государство не в состоянии при отсутствии заявления автора компьютерной программы привлечь преступника к уголовной ответственности.


——————————————————————————————

*(1) См.: Волженкин Б.В. Экономические преступления. Спб., 1999. С. 54.

*(2) См.: Волженкин Б.В. Указ. соч. С. 52.

*(3) Уголовное право России. Особенная часть/Под ред. А.И.Рарога. М., 1998. С. 142-143.

*(4) Лопашенко Н.А. Вопросы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности. Саратов, 1997. С. 15.

*(5) Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Преступления в сфере экономической деятельности. М., 1998. С. 16.

*(6) См.: Уголовное право России. Особенная часть/Под ред. А.И.Рарога. С. 145.

*(7) См.: Уголовное право. Особенная часть/Отв. ред. И.Я.Козаченко, З.А.Незнамова, Г.П.Погосян. М., 1998. С. 267-345.

*(8) См.: Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Указ. соч. С. 18-19.

*(9) См.: Волженкин Б.В. Указ. соч. С. 57-58.

*(10) См.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. Издано Н.С.Таганцевым. Спб., 1901. С. 415.

*(11) См.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. Издано Н.С.Таганцевым. Спб., 1901. С. 417.

*(12) См.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. С. 582.

*(13) См.: Уголовное уложение, Высочайше утвержденное 22 марта 1903 г. Издание Государственной канцелярии. Спб., 1903.

*(14) См.: Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. 1917-1952 гг. М., 1953. С. 131-133.

*(15) См.: Кузнецова Н.Ф. Кодификация норм о хозяйственных преступлениях//Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1993. N 4. С. 13; К истории проектов уголовных кодексов Российской Федерации//Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1995. N 2. С. 54-56; Волженкин Б.В. Указ. соч. С. 35-36.

*(16) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 11. Ст. 1194.

*(17) См. там же. 1998. N 39. Ст. 4857.

*(18) См. там же. 2001. N 33 (часть I). Ст. 3431.

*(19) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 11. Ст. 1194.

*(20) См.: Уголовное право России. Особенная часть/под ред. А.И.Рарога. М., 1998. С. 148-149. См. также: Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Указ. соч. С. 124-125.

*(21) См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Отв. ред. В.И.Радченко. М., 1996. С. 276.

*(22) См.: Российское уголовное право. Особенная часть/Под ред. В.Н.Кудрявцева и А.В.Наумова. М., 1997. С. 179.

*(23) См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. N 44. Ст. 1424; Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 16. Ст. 1860; 1996. N 1. Ст. 4; 1997. N 26. Ст. 2954; 1998. N 1. Ст. 5; N 31. Ст. 3810; 1999. N 1. Ст. 1; 2000. N 1. Ст. 10.

*(24) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 30. Ст. 3594.

*(25) См. там же. 1996. N 8. Ст. 740.

*(26) См. там же. 1996. N 11. Ст. 1026.

*(27) См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Под ред. В.И.Радченко. С. 279; Лопашенко Н.А. Вопросы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности. Саратов, 1997. С. 41.

*(28) См.: Лопашенко Н.А. Указ. соч. С. 43-46.

*(29) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 6. Ст. 492; 1998. N 31. Ст. 3829; 1999. N 28. Ст. 3459, 3469.

*(30) См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. N 27. Ст. 356; Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 18. Ст. 1593; N 31. Ст. 2991; 1996. N 1. Ст. 3, 7, 55; 1997. N 9. Ст. 1028; N 18. Ст. 2099; 1998. N 10. Ст. 1147; N 31. Ст. 3829; 1999. N 28. Ст. 3472.

*(31) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 6. Ст. 492; 1998. N 31. Ст. 3829; 1999. N 28. Ст. 3469, 3470.

*(32) См.: Уголовное право России. Особенная часть/Под ред. А.И.Рарога. С. 155.

*(33) См.: Волженкин Б.В. Указ. соч. С. 102.

*(34) Данная редакция
0022682544379492.html
0022799276703298.html
0022889838391147.html
0022939484353628.html
0022997407850483.html